Здесь есть оригинальный сюжет, увлекательная история и небанальные герои!

Важные вещи, о которых идет речь в книгах этого обзора, долгое время находились ли под флером романтических отношений с историей, а за семью печатями запретов. Действительно, как было и остается выжить человеку, если не знать, какого она роду-племени? Существует ли вообще какая-либо другая история, кроме ее идеологической модели?

И что важнее в конце пути — желанная цель или способы ее достижения?

«Корона и цена: историософия династической истории Центральной и Восточной Европы IX — XVIII в» Владимир Потульницкий

( Л .: Наутилус, 2018 )

"Корона и цена: историософия династической истории Центральной и Восточной Европы IX-XVIII вв", - фото 229786

«Корона и цена: историософия династической истории Центральной и Восточной Европы IX-XVIII вв»

Проблемы раскрытия «белых пятен» истории озвучиваются уже в самом начале этой удивительно актуальной книги-исследования. Издательство, которое выпустило в свет основательный труд о династический подход к исторической проблематике, вообще специализируется на непреходящее, так сказать, книгах, поэтому «написанному верить», как говорили в незапамятные времена.

На этот раз автор убежден, что успешная интеграция украинской истории в мировую может произойти только на основе создания первой украинской версии всемирной истории. Причем написанной не на основе фактографии, а благодаря так называемому «историософского» подхода. Курс которого, кстати, уважаемый автор после 60-летней (советской) перерыва возобновил во Львовском университете. Что касается новаторства нового подхода, то это рассмотрение известных исторических фактов в контексте эпохи, а также их осмысления сквозь призму времени, а не очередной идеологии.

Именно в чем видится ключ к преодолению трудностей на пути к очередному познания того, «как было». Так, например, автор уверен, что недостатком «государственного менеджмента» были в древности «приглашение на правление варягов», которые, в свою очередь, «были и остаются проблемой недоверия к собственной элиты и ее профессиональной и государственнической способности».

В общем книга полна интересными фактами, размышлениями на тему государственности, подкрепленными анализом истории Украины давних времен. Короли и шляхта, гетманы и папы, казаки и цари — в эпоху Киевской Руси и Богдана Хмельницкого, империи Габсбургов и Московского княжества, состоят в пеструю династическую мозаику — все это интересное чтиво и заодно панацея от исторического невежества.

«Стальная воля», Шайло Харрис

( K.: Bright Star Pals, 2017 )

"Стальная воля" - фото 229788

«Стальная воля»

Начало истории в этой пронзительной книге вполне «американский» — отец так готовил сына к службе, в армии, уже на первой полосе препятствий удивлен сержант спросил у новобранца, а не Обколоть тот. «Ошеломленный, я даже не понял вопрос: — Что вы имеете в виду? — Старик, ты в такой форме, что никогда не знал женщины!» А дальше была служба, о которой рассказывает герой, и на которую он пошел после событий 11 сентября, а если точнее — война, Ирак, подорван на мине бронетранспортер и единственный уцелевший из всего взвода.

Изуродованный настолько, что даже в видавшего виды сержанта в глазах был ужас. Бронежилет расплавленный на живом теле, каска лопнул и снесла полголовы, треть кожи отсутствует. Книга Шайло Харриса — чудом уцелевшего в кровавой мясорубке — это история о том, как жизнь ломает даже таких патриотов, как он, чтобы после, сломав, не выкинуть, а поставить в строй совсем другим человеком. И не в уродстве дело, а в душевном катарсисе, который пережил автор, став после трагедии известным деятелем, защищает права ветеранов. И в каждом выступлении напоминая о том, кому, кроме самих солдат, по праву принадлежат боевые награды.

Не «Алые сердца», а настоящие, стальные. «Дело в том, что закаленная сталь становится прочной при охлаждении, а не в огне, — поясняет автор. — Именно тогда, когда температура уменьшается, вынутая из огня сталь начинает твердишаты и закаляться. Сказано — как о моей жене. После того как огонь сделал свое страшное дело, началось закаливание, и появилась ее мощь, которая привела меня к выздоровлению «.

«Мемуары коровы», Бернардо Ачаґа

( Л .: Издательство Анетта Антоненко, 2017 )

"Мемуары коровы" - фото 229791

«Мемуары коровы»

С выходом этой книги современный украинский перевод раз отпраздновал заслуженную победу, ведь и само издательство и переводчик Ярослав Губарев получили премию Баскский института Etxepare и Laboral Kutxa за перевод произведения, написанного баскской. языке, Главная идея произведения — так же победная, или там гуманная теория о том, что несмотря на своеобразный «фашизм» со стороны человека — царя природы и венца творения — другие земные существа имеют право собственного голоса.

Сейчас ни обиженные муравьи, ни столетние секвойи, так же лишены такого права, а обычная корова рассказывает нам историю своей родины. При этом она, в отличие от человека, а не гордится тем, что она — корова, будучи недовольна своей идентичностью и предпочитая родиться котом или лошадью. Что касается мемуаров, то это воспоминания нашей героини послевоенного периода о жизни коров. В них она доказывает всему миру, что их порода — это не мясо-молочные машины, которые способны только есть и спать.

На самом деле мир коровы, по словам «автора», богатый и неповторимый. В книге мы погружаемся в его удивительные перипетии, знакомимся с различными персонажами, медленно и неожиданно узнавая об истории, культуре и природе Страны Басков.

«Мой Квебек», Евгений Лакинський

( К .: Нора-Друк, 2018 )

"Мой Квебек" - фото 229790

«Мой Квебек»

Сразу после окончания института 22-летний автор-герой этой необычной книги решает эмигрировать из родной Одессы в Канаду и оказывается совсем в другом мире — отношение к жизни, людей, своих желаний и планов. Квебек, описанный им — это целая вселенная новых смыслов и желаний, которые удалось воплотить в реальность только узнав (и описав), как все это работает. «Край с уникальной культурой и менталитетом. Край с собственной историей и фольклором. И, конечно же, с собственной идентичностью, — замечает автор. — Он отличается как от Франции, так и от остальной Канады».

Нас ждет не туристические приключения, а честная, с одесским юмором, рассказ об истории края, культурные традиции, кухню и музыку, кино и привычки, а также трудности, проблемы и, конечно же, радости новой жизни. Оказалось, что главное — не забывать о цели, поставленной перед собой, и то, кто ты на самом деле.

«Может, потому, что я приехал один, без семьи, и не очень любил« наши русские тусовки «(куда автоматически попадает немало украинский), а может потому, что всегда интересовался языками, историей и другим хламом, мне захотелось узнать именно страну. Я пытался понять Квебек. И чем больше узнавал, тем лучше понимал, насколько его еще не знаю «.

«Быть смертным. Что важно в конце жизни», Атул Ґаванди

( М .: Виват, 2017 )

Быть смертным.  Что важно в конце жизни - фото 229792

Быть смертным. Что важно в конце жизни

Став известным врачом, автор этой книги с удивлением вспоминает, что в его медицинских учебниках почти ничего не писали о старении, болезнь или смерть. Его не учили, как происходит этот процесс, как люди переживают конец жизни и как это влияет на того, кто рядом. Ведь по мнению профессоров, целью медицинского образования было научить тому, как спасать жизни людей, а не заниматься их смертью. И тут на помощь студентам пришла литература.

И, в частности, «Смерть Ивана Ильича» Льва Толстого, единственного текста с корпуса мировой литературы, в котором рассказывалось о том, что на самом деле чувствует умирающий. Если помните, самое обидное для Ивана Ильича было то, что никто не жалел его так, как ему хотелось, чтобы его жалели: «Ивану Ильичу иногда, после долгих страданий, больше всего хотелось, как стыдно было признаться в этом, — хотелось, чтобы его , как дитя больное, пожалел бы кто-нибудь, ему хотелось, чтобы его приласкали, поцеловали, поплакали над ним, как ласкают и утешают детей «.

Вот почему тема этой книги — как достойно уйти в вечность? Как человеку, его семье и врачам подготовиться к ней, позаботившись о неизбежном конце? И речь в данном случае — о жизни старых людей, имеющих семью, но находятся в доме престарелых, или прикованных к постели. А также о том, что значит быть созданиями, которые стареют и умирают. Ну, и о том, идут ли наши представления о собственной смертности вразрез с реальностью.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

МАГАЗИН